Исток

Примерно в шестнадцати кило­метрах выше устья Клязьмы по ее низкому пойменному берегу проте­кает ручей, впадающий в реку прямо против Гороховца.

Местные жители называют этот  ручей Истоком и корень этого слова объясняет происхождение ручья. Он истекает, вытекает, течет или берет начало из какого-то водоема. Владимир Иванович Даль в своем «Толковом словаре живого велико­русского языка» значение слова «исток» объясняет двояко, или как «начало, верх, исток реки, ручья, место и самые живци, ключи, составляющие вершину потока» или как «проток, рукав, связующий два озера или озеро с рекою». Знаме­нитый автор словаря считал, что первое толкование слова «исток» распространено в Московской гу­бернии, а второе — в пермской и в Сибири.

Из дальнейшего содержания очерка читатель увидит, что в на­шем случае к Гороховецкому исто­ку можно применить и то и другое толкование. Заметим сразу, что дешифровка названий, состоящих из слов со славянскими корнями, встречающихся далее по тексту очерка, также выполнена при помо­щи вышеупомянутого «Толкового словаря живого великорусского языка».

Коричневатый оттенок воды, ко­торую несет исток в Клязьму, не оставляет сомнения в том, что это болотная вода, получившая цвет от фильтрации через толщину торфя­ников и что кладовыми ее запасов служат озера, расположенные сре­ди Заклязьменских торфяных бо­лот. И действительно, Исток, явля­ясь по своей сути механизмом удаления лишних вод, накапливающихся в болотах образуется от слияния шести ручьев, которые берут начале из лесных озер и бо­лот в глубине Ущего бора. Этими озерами являются: Светецкое, Де­нежное, Великое-Боровое, Печкур и Малый Печкур.

В соответствии с названиями озер и ручьи, вытекающие из них, называются Светецкий, Денежный, Великовский и Печкурский истоки. Ручей, берущий начало из Малого Печкура, названия не имеет, а у одного из ручьев — Давыдовского истока, название не связано ни с каким озером. Он берет начало в глубине просторов Артемова и ныне осушенного Тяплова (Тяпухи) болот. Среди болот лежат и все вышеперечисленные озера и есте­ственно, что водные режимы озер и болот представляют из себя одно целое, а своеобразным регулято­ром уровня поверхности зеркала воды в озерах являются ручьи — истоки, вытекающие из них.

Следует заметить, что возраст у истоков, как и у всего в природе, разный. Самыми старыми, веро­ятно, являются Светецкий и Давы­довский. Немного моложе их — Великовский и Денежный. А самые молодые — это ручьи, берущие начало из озер Печкур и Малый Печкур, и образующие от своего слияния Печкурский исток.

Возраст ручьев наложил отпеча­ток и на их внешний облик. Если Печкурский исток почти постоянно полноводен и пересыхает только  в самые засушливые годы, то Светецкий наполняется водой толь­ко весной, а в остальное время года представляет из себя топкую болотистую узкую низину, которую с большой натяжкой можно назвать ручьем. Это русло умирающего ручья. Однако он все еще выполня­ет свою работу. Вода из Светецкого озера и окружающих его болот, фильтруется через грунт по направ­лению русла ручья и подпитывает Великовский исток, соединяясь с ним.

Не намного лучше состояние также зарастающего и, местами уходящего под землю, Великовского истока. Он пересыхает почти в каждый сухой сезон, а на участке, пролегающем восточнее урочища Ленивая, давно уже ушел под землю и просачивается через грунт и растительный покров, образо­вавшийся на месте русла этого ручья.

Вероятно, в этом месте когда-то было озеро и Великовский исток впадал в него, а затем снова вытекал, примерно, в месте пересе­чения с Большой дорогой. Затем озеро заилилось и заросло травяни­стой растительностью, и на месте него образовалась большая лесная поляна с топкими краями и зыбкой, колеблющейся под ногами поверх­ностью, поросшей осокой и таловы­ми кустами. Поляна получила в на­роде название Палма.

Ниже Палмы исток течет всегда над поверхностью земли и, пересе­кая урочище Шмагино, соединяется с Печкурским истоком восточнее урочища Егоров барак, образуя в 2,5 километрах от Клязьмы, тот самый исток, который впадает в ре­ку против Гороховца. Однако до впадения в Клязьму он успеет еще принять в себя воды Давыдовского истока, который вольется в него с правой стороны возле урочища Высокая грива. Здесь расположено глубокое круглое озеро.

Все говорит за то,  что оно полуискусственного происхождения и образовалось из бывшего омута в месте сброса воды из-под мель­ ничного колеса, стоявшей на берегу истока мельницы. Остатки плотины, перегораживавшей исток, хорошо сохранились до наших дней.

До 1963 года в Великовский исток впадал ручей, берущий начало в Денежном озере, и протекавший по заболоченному ольхово-березовому участку леса. Это Денежный исток. Он имел четко выраженное русло только возле Денежного озера, где тек в высоких берегах, а затем, принимая в себя воды из Бредучего болота, терялся в забо­лоченной, поросшей лесом низине, и появлялся снова в низких берегах уже возле Шмагина.

В 1963 году Денежный исток и часть Великовского, на участке от урочища Ленивая и до урочища Егоров барак, при проведении лес­ной мелиорации были заключены в дренажную канаву. Такая же участь постигла и отрезок Печкурского истока от урочища Козья грива до урочища Егоров барак.

С левой стороны, в районе урочища Шмагино, исток подпитыается водой из болот, окружающих озеро Печкур, и с этой же стороны в него поступает вода из части ныне осушенных Леоновских болот через урочище Марья модная и Печкур­ский Исток.

Слово Исток имеет славянские корни и это указывает на то, что, ручей свое нынешнее название получил не ранее XI века, т.е. в то время, когда на его берегах появи­лись первые славяне. Как его называли до прихода славян мест­ные аборигены-меряне, мы не зна­ем, хотя есть все основания пола­гать, что и те и другие широко использовали Исток в своей хозяйственной деятельности.

Наличие финских слов среди названий озёр и урочищ в бассейне истока говорит о том, что данный район подвергался активной эксплу­атации человеком ещё задолго до прихода сюда славян. К таким словам можно отнести название озёр Печкур, Сураны, да и само название бора Ущий, имеет несо­мненно финские корни.

Исток, более полноводный, чем сейчас, был единственной дорогой от Клязьмы вглубь непроходимых девственных лесов. Еще в IV-V вв. до нашей эры по его берегам, а местами по его поверхности, продвигались в поисках удобных для проживания мест бортники, охотники и рыболовы. Свои поселки они располагали по буграм возле озер, связанных в то время сетью ручьев. На берегах озер Светецкого, Печкура и Великого Борового археологи обнаружили несколько стоянок древнего человека, относящихся к эпохе неолита и бронзы.

Чтобы полнее представить себе картину жизни Истока в историческом смысле, необходимо произвести дешифровку географических названий объектов, расположенных в его бассейне. Большинство из них имеют славянское происхождение и легко поддаются дешифровке, а в связи с этим и осмыслению тех или иных процессов или событий, с которыми связана история их возникновения. К таковым относятся названия озер Алженец и Светецкое, название урочищ Шмагино, Марья модная, Егоров барак, название ручьев – Давыдовский исток, название болот Тяплово (Тяпуха), Леоны, Бредучее и т.д.

Как уже было сказано выше названия Печкур, Сураны и Ущий имеют финские корни. К сожалению, слово Ущий не поддается дешифровке, зато происхождение названий Печкур и Сураны можно объяснить.

Слово Печкур широко распространено на территории Владимирской области и расшифровывается как «место где моют, стирают, полощут – наводят чистоту». Если в Гороховецком районе этим словом названо озеро, то в Александровском протекает речка, носящая название Печкура.

Название урочища и озера Сураны, всего вероятнее, произошло от глагола «шерам», что на марийском языке, являющемся в своей основе языком древней мери, означает «разливаюсь». Таким образом, этот заболоченный участок леса с несколькими оконцами чистой воды по праву местные аборигены могли назвать «разливное, разлив».

Название озера Светецкое, а вернее – Святецкое, произошло от слова Святик, смысл которого В. Даль объясняет как «святой ключ, родник, колодец». Болото Тяпуха или Тяплово получило свое название от слова Тяпник – что означает «хворост, кустарник, мелкий лесок».

В некоторых местах России, в частности в Вологодской губернии, еще недавно словом Смага называли «копоть, черноту, обгорелое место». Отсюда произошло название урочища Шмагино. Вероятно здесь когда-то выгорел участок леса. Слово «ленивка» означает «возвышенность при болоте» — отсюда становится понятным название урочища Ленивая.

И, наконец, Палма – производное от слова Парма, которым по свидетельству В. Даля называли лесные кряжи, расположенные вдоль или как он говорит «опостень» какого-либо объекта или реки. В нашем случае к югу от Палмы также расположен холмистый сосновый лес.

Результаты дешифровки названий объектов из бассейна Истока позволяют сделать вывод, что они (названия) возникли или еще до прихода в эту местность славян, или сразу же после их появления, так как большинство слов, нашедших применение здесь, если они не являются финскими, то являются такими, которые давно исчезли из русского обиходного языка.

Несколько иная картина вырисовывается со сложными названиями, состоящими из двух слов. В большинстве случаев, это молодые названия. Например, свое название урочище Егоров барак получило в 30-е годы XX столетия. Виновником этого события являлся лесник Дмитрий Егорович Егоров, который жил в бараке для лесорубов, сводивших в этом месте лес.

Название ручья Давыдовский исток связано с фамилией владельца водяной мельницы, стоявшей возле Высокой гривы. Оно появилось еще в XVII веке. В наказе составителям писцовых книг Захару Быкову и подъячему Пятову Колобову, датированном 22 июля 1627 года, была запись о взимании оброка «З двух мельниц, что по Великому истоку, у Гороховлян: у посадского человека у Куземки Давыдова оброку 10 рублей 13 алтын 4 де., с мельницы-ж, что за Никифорком Ширяевым, оброку 20 алтын».

Неизвестно когда возникли мельницы, но свое существование они прекратили во втором десятилетии XX века. Мельницы благополучно работали на людей и в XVIII и в XIX веках. Обе они отчетливо видны на плане, изображающем Гороховец в 1753 году, хранящемся в ЦГВИА (ф.349, оп.12, д.1269). Упоминания о них нередки и в документах XIX века, освещающих хозяйственно-экономическую жизнь Гороховца.

Например, в делах Гороховецкого магистрата, находящихся в фондах Владимирского областного архива, имеется дело, относящееся к 1816 году, которое было заведено «по прошению мещанина Ширяева о выделении ему 4-ой части из владения мещанином Канонниковым мельницы» (ф.19, оп.1, д.161). Судя по всему, фамилия Ширяевых являлась владельцами или совладельцами мельниц на Истоке не одно столетие.

В начале XX века на Истоке стояла только одна мельница, которая прекратила существование в начале первой мировой войны, после того как ее плотина была прорвана вследствие большого подъема воды от частых дождей. Последним владельцем этой мельницы был крестьянин деревни Щелапино Егор Акимович Максимов.

На небольшом отрезке вдоль Истока пролегла большая дорога. В старину это был Лухский тракт, соединявший Гороховец с городом Лух. Эта дорога, проходившая через Флорищеву пустынь, имела для города и уезда большое значение, так как была единственным путем сообщения с северной частью уезда, пока в 1944 году эта часть не отошла к Ивановской области.

В результате этого мероприятия были полностью разрушены административно-хозяйственные связи региона и старые коммуникации. В нашем случае Большая дорога утратила свое значение и почти полностью разрушилась за отрезок времени менее 50 лет. В настоящем очерке упоминаем о Большой дороге с единственной целью отметить, что в тех местах, где она близко подходила к Истоку в районе Березового мостика и у самого устья, на ней стояли кирпичные часовни, какие ставили на Руси на перекрестках оживленных дорог.

Около часовни, что у Березового мостика, обычно горожане 2 августа в Ильин день встречали икону Успения б.м., которую с крестным ходом из Флорищевой пустыни несли далее в Гороховец после короткого молебна у часовни. Вначале часовня была деревянной и представляла из себя традиционный на Руси восьмиконечный крест под крышей с врезанными в него медными иконами, так называемый «голубец». Впоследствии этот «голубец» был заменен на кирпичную часовню. Она исчезла перед самой Великой Отечественной войной, но сохранилось ее изображение на этюдах члена Союза художников Владимира Ивановича Маркелова, служившего в 1910-1911 годах в Гороховце в казначействе. Сейчас этюд находится в частной коллекции.

Вторая часовня, разрушенная относительно недавно, в 50-е годы, стояла на берегу Клязьмы чуть выше устья Истока. Она была поставлена на том месте, где был убит крестьянин деревни Егорьевская слободка Иван Максимович Чубриков – арендатор переправы через Клязьму и строительный подрядчик. Еще недавно в Гороховце можно было увидеть крашенные охрой добротные деревянные дома, построенные этим человеком.

Вот коротко о ручье, называемом Истоком, о том, что его окружало и вокруг него происходило. Мы не вправе судить важно ли это для тех, кто сейчас смотрит на его мелеющие омуты и волнуют ли кого неразгаданные тайны, скрытые в узорах, которые он вывел своим руслом в чащах Ущего бора.

В сознании пришедших поколений стерлась память о тех людях, которые жили, трудились и умирали на его берегах, давно исчезли с лица земли не только свидетельства их трудов, но и приметы памяти о них, но Исток все несет и несет свои темные воды в Клязьму, как живое напоминание грядущим поколениям о людях и событиях которых он был свидетель.

Н.И. Андреев (Газета «Новая жизнь»)