Пароходство по Клязьме

ТАТЬЯНА НИКИФОРОВА

Легендарное прошлое Клязьмы

Современному жителю Коврова трудно представить, что когда-то на берегу реки Клязьмы располагалась большая пристань, где швартовались парохо­ды, баржи и мелкие суденышки.

 

Пароходство было открыто в 1887 году. Впрочем, важной транспортной артерией река была и раньше. Еще до открытия пароходст­ва по ней доставляли и отправляли различные грузы во Мстеру, Холуй, Гороховец, но преимущественно в Вязники. До Коврова суда поднимались только до спада воды — после весеннего разлива, поэтому и пристань у нас появилась позднее.

 

В отчете царю за 1843 год владимирский губернатор писал: «…по реке Клязьме прош­ло 28 судов, лесных плотов нет. Пристани — г. Вязники и Холуйская. Судоходство было ме­нее по количеству судов, но более по грузо­подъемности по причине хорошего разлива».

Передо мной лежит уникальная книга под названием “Река Клязьма, пароходство по ней, виды, очерки и картины между Ковровом и Нижним Новгородом», год издания – 1893! Автор Н. Свавицкий – преподаватель Белевской Прогимназии. Приведу несколько цитат из этого идания:

«С 1887 году в пределах европейской России еще одна река завоевала себе право называться пароходной, оказалась вполне способной к оживленному пароходному сообщению. Это река Клязьма, впадающая в реку Оку около города Горбатова, живописно расположенного по правому берегу Оки. От устья Клязьмы до Горбатова считается 7 верст. Клязьма довольно глубока и широкая река. Она до открытия пароходства составляла весьма важный путь по доставлению и отправке всякого рода грузов для села Мстера, слободы Холуя, города Гороховца; преимущественно же для фабричного города Вязников….Теперь судоходство по Клязьме уступило место пароходству, отличающемуся удобствами и дешевизною перевозки товаров. Пароходы почти вытеснили прежние способы отправки их на обыкновенных речных судах. О полноводии Клязьмы и ее правоспособности к пароходному движению почти и не думали жители прибрежных сел, деревень и городов по безразличному отношению, отсутствию сознания полезности и годности для пароходов реки. …»

Далее автор пишет о красоте нашей реки. «Берег Клязьмы способен соперничать с восхитительными берегами Оки. Клязьма в своем течении отличается чрезвычайною быстротою. Течение ее извилисто. Едва ли найдется в пределах европейской России такая прихотливая река на изгибы и крутые повороты, образующая множество полуостровов, представляющих обильные луговые равнины».

 

 

Инициатива пустить пароходы по Клязьме принадлежит Костромскому помещику Катенину, у которого раньше пароходы совершали рейсы по реке Унж, притоку Волги. По неизвестным для нас причинам Катенин перенес с 1887 года свою деятельность, т.е. направил свои пароходы на реку Клязьма для плавания между Холуем и Нижним Новгородом. Опыт оказался очень удачным.

 

 

Первым по Клязьме «пошел» пароход «Посыльный», он делал рейсы два раза в неделю. При открытии пароходства по Клязьме действовали частные руки. Правительственного руководства с самого начала не было. «Только, когда уже выяснилась вполне способность к вообще беспрепятственному и правильному движению по реке пароходов, со стороны правительства были приняты меры к обеспечению и способам улучшения плавания их устройством условных столбов в местах крутых поворотов и постановкой бакенов на перекатах»

Таким образом Клязьма, остававшаяся в тени, стала наравне с другими пароходными реками играть немаловажную роль , как удобная речная дорога в перевозке пассажиров и многочисленных грузов. В 1889 году у Катенина Николаев приобрел три парохода. И переименовал их из «Посыльного» в «Григория», из «Клязьмы» во» Владимир», из «Коврова» в «Николай».

В 1890 году работали по Клязьме исключительно четыре парохода: «Владимир», «Георгий», «Матвей», «Николай». «Пароходы были счастливы в материальном отношении»

С 1890 года мысль о пароходстве по Клязьме привлекала внимание многих заинтересованных лиц. И вот, в 1891 году, по Клязьме пускают пароходы два владельца. Николаев и Щербаков. У последнего пароходы были более усовершенствованные, более скоростные и удобные. При этом цена на перевоз пассажиров назначалась весьма умеренная.

Пристань в Коврове появилась в 1854 году. «Судов по Клязьме в этот год прошло 203, лес­ных плотов 77… Судоходство производилось более против прежних лет, по случаю отправ­ки большого количества войск» (во время Крымской войны).

Здесь грузились «белая» глина, кирпич, камень бутовый, корье, овчина, стеклянный товар, иконы, вина, мешки холщовые, дрова, лес в плотах». Разгружались – «стальные и железные изделия, чугунное литье, желе­зо, сталь, мука, рожь, отруби, овес, горох, соль, пшено, липовый луб, стеклянный то­ вар, кудель, мочало, хлопок, джут, пряжа, сырой алебастр, бутовый камень, нефтяные остатки, дрова, лес в плотах».

 

Столетие назад Клязьма жила активной тру­довой жизнью, которая к настоящему вре­мени совершенно «умерла». На реке стали редким явлением даже обычные моторные лодки.

 

 

Кстати, сохранился список паровых и непаро­вых судов, зимовавших в Ковровском затоне в 1918- 1919 годах. Это пароходы «Федор Носков», 1905 года по­ стройки, длиной 121 фут (около 36 м) и шириной 21 фут (более 6 м); «Василии Нос­ков», постройки 1906 года, длиной 130 ф.; «Агафон Носков» (1906); «Платон Лабутин» (1903); «Лабутин» (1896); паровой баркас «Коля» куп­ца Лабутина и еще пять непаровых баркасов Песковых и Лабутиных. Они же держали в за­тоне до 13 грузовых барж с очень колоритными местными названиями — такими, как «клязьменка», «тезянка» (крытая деревянная лодка), «гусяна» (открытая).

Лабутины и Носковы были основными ковровскими судовладельцами. Кроме них, толь­ко А. И. Треумов владел еще двумя баржами – клязьменками, да южский фабрикант Балин держал на Клязьме свою тезянку.

Источник: книга «Исторические заметки о Коврове» 2003г., автор О.А.Монякова.

«Река Клязьма, пароходство по ней, виды, очерки и картины между Ковровом и Нижним Новгородом», 1893г.

 

12 Сентябрь 2014