Степанова З.А. Река моего детства

Река моего детства

 

Степанова Зоя Андреевна родилась в Гороховце в 1941 году. Все ее детство прошло на улице Верхняя Пролетарская, что ведет по склону горы к  Никольскому монастырю. Улица расположена в очень живописном месте, на пригорке, с которого открывается удивительный вид на широкие заклязьменские просторы. Из окон дома, в котором жила Зоя Андреевна, была видна Клязьма, речка ее детства. Постоянно ребятишки пропадали на реке: зимой катались на лыжах и санках, летом  купались, плавали на лодках, ближе к осени ходили за реку собирать грибы да ягоды. У Зои Андреевны связано с Клязьмой множество хороших, добрых воспоминаний.

Река моего детства была многоводной и ласковой, тихо поющей свою песню – о родной земле, о луговых травах и прибрежных ивах, о любви и радости жизни. Я и по сей день люблю прогуливаться возле Клязьмы, однако поделиться хочется тем, что хранит моя память о реке 50-х – 60-х г.г.

Первое, что вспоминается, пионерский лагерь на Быстрицах, куда  меня родители отправили отдыхать летом. Детей в лагерь отправляли по реке на барже. У авторемонтного завода (ПТО) стояла пристань. Катер зацеплял баржу, на которой стояли деревянные лавки. Детей рассаживали на лавочки, и баржа отправлялась в путь. Мне казалось, что плыли мы очень долго, было жарко и душно, хотелось пить.  Действительно, дорога была утомительной, так как баржа плыла медленно, против течения. По левому берегу проплывали небольшие дома с огородами и сараями – дома бакенщиков. Эта профессия в те времена считалась очень востребованной и уважаемой, так как река была судоходной и кому-то необходимо было осуществлять контроль за продвижением судов. По вечерам на бакенах зажигались огни, словно маленькие маячки, указывающие путь. По Клязьме ходили большие пароходы – «Перекат», «Перевал», «Робеспьер». Они сплавляли вниз по течению плоты с бревнами, иногда оставляя их по берегам реки. Когда же вода спадала, плоты оставались на суше у Знаменки, где находилась пилорама. На баржах привозили и разгружали песок, наверное, для строительства или других целей, и даже помню баржу, груженную солью.

На реке находился еще один мост, в районе деревни Большие Лужки. Мост был наплавной, не очень широкий, по нему перегоняли колхозный скот за реку на летние пастбища, на лошадях перевозили сено. Основной же мост, понтонный, находился там же, где и сейчас. Перед мостом стояли бревенчатые сооружения – «быки» — своеобразные ледорубы, оберегающие мост от разрушения при сильном ледоходе. Зимой на реке всегда была проложена накатанная санная дорога. Из деревень по ней возили на городской рынок мясо, зерно, молоко. А молодежь, девчата и парни, ходили перед Новым годом по реке к деревне Слукино выбирать елочку. Шли дружно: пели, шутили, играли в снежки.

Однако чаще всего вспоминаю Клязьму весной, в пору расцвета и пробуждения жизни. Река бурлила, освобождаясь от ледяного плена, оживала и людская деятельность. На берегу было много деревянных лодок, весной начинался их ремонт. Мне нравилось наблюдать за этой работой. С какой любовью и заботой смолили, конопатили и красили лодки их хозяева! Летом лодка – незаменимая вещь: переправиться ли на другой берег, перевезти ли дрова или порыбачить. Лодки мастерили в Гороховце сами, они были предметом особой гордости. Было очень престижно иметь лодку, да к тому же сделанную своими руками. Около моста располагалась водная станция, на которой можно было взять лодку напрокат.

Очищалась река ото льда, спадала вода – и начиналось судоходство. Привозили пристань, начинали измерять глубину дна. Затем привозили «Грязнулю», как ее в народе называли. Это специальная баржа с большими ковшами, которая выбирала со дна до определенной глубины песок. Так образовывались по всей реке намытые чистые пляжи с желтым крупным песком. Помню, что летом на реке устраивались соревнования по гребле. Было шумно, весело, интересно. Многие помнят это время, живы еще те, кто зажигал бакены на Клязьме, кто видел большие разливы, взрывал лед у моста. Но время, к сожалению, быстротечно. Мы жили возле реки, она стала нам как родная, близкая. И неправда, что вода в реке бежит мимо нас, река живет в нашем сердце, в ней отражаются наши судьбы, мы связаны с ней крепко-накрепко нашей памятью.

Хороша наша Клязьма в любое время года! Но я люблю ее больше всего весной, когда появляются на деревьях первые робкие листочки, воздух пропитывается сырым запахом травы, а берега Клязьмы отражаются в ее водах. И солнце, такое яркое, плещется, играясь, в ряби небольших волн. Чувство восторга переполняет сердце. Вот за это и надо любить жизнь: за красоту природы, за привязанность к родному дому, за рассветы над рекой своего детства.

        

                             Зоя СТЕПАНОВА